Модель экономической науки

Это также является отправной точкой влияния на экономическую жизнь религиозных и духовных мотиваций и идеалов. Но развитие нашей культуры шло в противоположном направлении. Рациональная своекорыстная модель экономической науки внесла свой вклад в оправдание и упрочение эгоистического поведения. Р. Х. Франк настоятельно подчеркивает это в завершающей главе своей книги «Страсти без причины» «В конце концов, модель собственной выгоды, поощряя нас ожидать наихудшего от других, похоже, тем самым выявляет наихудшее во всем». И эта модель «homo economicus», бывшая столь необходимой и успешной в экономической науке, теперь вторгается в другие социальные науки. Как пишет Р. Х. Франк: «Растущее число психологов, социологов, политологов, антропологов и других поведенческих ученых начали рассматривать близкие отношения как целенаправленные обмены, в которых каждая сторона получает нечто ценное». Широко известным примером является «Трактат о семье» лауреата Нобелевской премии, чикагского экономиста Гэри Беккера, в котором он пишет: «Эффективный брачный рынок развивает «теневые» цены, чтобы направлять участников к супружеству, которое приведет к максимуму их ожидаемое благосостояние».

Материальный успех, который рыночная система имеет сама по себе, также стимулирует заинтересованность в собственной выгоде. Макс Вебер указал, как религиозный дух аскетического кальвинизма поблек в его мирском успехе. Он цитирует Джона Уэсли, который писал: «Боюсь, что где бы ни прибавилось богатства, в той же степени там убавилось сути религии». Далее он продолжает: «Но как растет богатство, так будут расти гордыня, гнев и любовь к миру во всех его проявлениях», и делает заключение: «Итак, хотя форма религии остается, дух стремительно исчезает».

Галерея
biz5 biz4 biz3 Meeting biz2

Copyright © 2016. All Rights Reserved.