Министр финансов

Наконец, я очень благодарен Хамиде Верлинден и Абади Беккере за их неоценимую работу по перепечатыванию рукописи. В интервью журналисты часто спрашивали меня, как может суфизм сочетаться с жизнью экономиста, а то и — министра финансов или банкира. Но Хазрат Инайят Хан показывает, как работа в мире может быть очень ценной с мистической или метафизической точки зрения. Интерес души — нашей сокровенной сущности — к опыту этого мира, к тому, что можно построить и создать здесь — вот что мотивирует нас в этой жизни. Суфийский идеал — сочетать внутреннюю и внешнюю жизнь: быть активным в мире, быть, скажем, экономистом или политиком и в то же время вдохновляться настройкой на Божественный идеал. Важно равновесие между этими двумя аспектами жизни, чтобы внутренний свет мог мотивировать к мирской деятельности (см. глава III, «Действие и медитация»). Я переживал подобное много раз. Суфийские практики помогали мне сохранять внутреннее равновесие в периоды напряженной деятельности и серьезной ответственности. Они сделали возможным полностью сосредоточиться на работе, в то же время сохраняя некую отстраненность, чтобы избежать возбуждения и упоения. Следуя суфийской максиме смотреть на все с разных точек зрения, я всегда старался понять различные мнения и способы мыслить. Это помогало наводить мосты в общении. Все это помогало моей работе в качестве министра финансов и финансового директора Международного валютного фонда.

Люди попадают в ловушку жадности, всегда желая большего, чем нужно на самом деле. Таким образом деньги могут поработить человека, что, конечно, препятствует всякому духовному прогрессу. Это опасность современной капиталистической рыночной системы, так сильно зависящей от стимула к получению прибыли.

Но ведь деньги могут служить нам, вместо того чтобы властвовать над нами. Таково отношение суфия, приверженца духовного пути. Тогда с помощью денег можно сделать много хорошего.

Галерея
Meeting biz3 biz2 biz5 biz4

Copyright © 2016. All Rights Reserved.